27 декабря 2014

Panabrite — Pavilion


Panabrite
Pavilion

Immune, 2014

Проект Норма Чемберса из Сиэтла уже неоднократно фигурировал в множестве блогов, журналов и радиопередач. На его счету как минимум пара туров по двум континентам, десяток-другой кассетных альбомов и теперь - полноформат на виниле. Его музыка звучит будто бы из параллельной вселенной, где история нашей цивилизации пошла несколько иным путем - в мирном и согласованной развитии люди осваивают Луну и окружающий космос, детей возят на экскурсии по каньонам Марса, а за столиком орбитального ресторана можно расслаблено попивать какао, глядя на медленно вращающуюся вдали матушку-Землю. При этом музыка, подобная той, что звучит на альбоме, исполняется в гигантских консерваториях под открытым звездным небом, в садах лунных станций (чтобы деревья лучше росли) и, само собой, в залах ожидания космопортов и пересадочных межпланетных станций. Утопическое будущее, которое наш мир променял на межнациональные конфликты и войну за ресурсы... Что ж, на то она и мультивселенная, чтобы каждый из вариантов событий мог развиваться все дальше и дальше, раскрываясь бесконечностью возможных вариаций.

Есть в этом альбоме и что-то от принципа неопределенности - стоит лишь начать наблюдение, как система меняется. Отвлеченное от структуры композиций и мелодий слушание дает гораздо больший простор, потенциальное поле возможностей, чем вдумчивый разбор по деталям. Конечно, то как Норм свою музыку создает, тоже весьма интересно. Здесь есть не только изящная работа с винтажным звуком синтезаторов, но и вполне нетривиальное построение паттернов каждого из слоев звука, которые составляют треки. Да и простые ассоциации космического толка отходят на задний план по мере того, как начинаешь вслушиваться все глубже и дальше. В музыке проявляется что-то неосязаемое. Вместо того, чтобы представить некий параллельный мир только визуально, начинаешь ощущать его настроение, дышать его воздухом и чувствовать себя по-настоящему в другом месте. Замечательная работа, однозначный фаворит уходящего года!

listen/ buy

26 декабря 2014

Radik Tyulyush — Chalama


Радик Тюлюш
Chalama

Self-released, 2013

На отечественной сцене в последние годы появилось немало исследователей народной музыки, или этники - как ее принято называть в музыкальной индустрии. Как правило это означает синтез народных песен с чем-то более современным, от рок-музыки до экспериментальной электроники, но в итоге общий знаменатель остается проглядывать столько же очевидно, как в алгебраических уравнениях для школьников. В какой-то момент может возникнуть закономерный вопрос: зачем, собственно, изобретать что-то заново и смешивать и без того самодостаточную музыку с чем-либо еще? Как правило, дается простой ответ, мол публика сейчас "чисто народную" музыку воспринимает плохо, так как темпы жизни растут, вкусы давно испорчены, посему заинтересовать кого-то переливами нот на гуслях (да еще без какого-то аккомпанемента!) дольше, чем на пять минут стало сложно. Конечно, жанр народной "песни и пляски" никуда не исчез, но практически целиком трансформировался в громадное количество ансамблей, которые творческое наследие в конвейерном режиме преподносят либо скучающим офисным работникам на корпоративах, либо изливают непомерными количествами на посетителей столь популярных нынче этно-фестивалей. Найти за всем этим какую-то искренность становится все сложнее, так как многократное немудреное повторение стирает древние песни и наигрыши до состояния булыжников в брусчатке - они блестят и крепко держатся, но удивляют разве что жителей тех городов, где промышленным асфальтом все исторические улицы закатали уже давным-давно.

Радик Тюлюш - исполнитель давно известный, опытный, и, что называется, знающий себе цену. Многие исполнители той или иной традиции горлового пения на волне бурного к нему интереса успели перепробовать себя и в джазе, и в академической музыке, и даже в откровенной попсе. Новый (уже второй) сольник Радика можно было бы назвать пост-этникой, если бы приставка "пост-" не была такой заезженной. Тем не менее, в звучании альбома ощущается все то, через что прошла и проходит сейчас народная музыка на своем пути к слушателю: нью-эйдж сессии и эзотерические семинары, "этно-джаз" и фолк-эмбиент, смешение инструментов самых разных традиций в одно целое... Но "Чалама" идет дальше, не размениваясь на модные тенденции. Это стопроцентно народная музыка, несмотря на присутствие в ней элементов современности. И стопроцентность эта обеспечивается тем, что альбом не упирается в рамки традиции с одной стороны, и не замутнен примесями современности - с другой. Это тувинская музыка в том виде, в котором она существует сейчас, живая, живущая, развивающаяся. Не замороженная в архивах этнографов, не поставленная на коммерческую окупаемость, не призванная веселить и развлекать. Эти песни отчетливы, как морозный воздух в легких, насыщены любовью к жизни и миру вокруг. Это то, что невозможно подделать, невозможно скопировать. Это просто ощущается и трудно поддается выражению в словах. Искренняя любовь к звукотворчеству видна за каждой композицией, а чувство и впечатление здесь гораздо более важны, чем следование какому-либо из правил. Приятное погружение в простор образов, созданных на диске "Чалама" обеспечивается еще и тем, что ни песня, ни музыка не отделяются друг от друга, единым целым перетекают из трека в трек и в какой-то момент можно вообще забыть о том, что играет музыка, а ты ее слушаешь. Все превращается в непрерывный поток событий, историй и состояний, каждое из которых впечатляет и вдохновляет. Поток, начало которого теряется в веках, уверенно несущий свои волны в бесконечность будущего.

listen / free download

23 ноября 2014

Interview with Mathias Grassow


Interview with Mathias Grassow


Read in English


PiedPaper: Привет Матиас! Как ты? Давай начнем с самого начала: когда ты был ребенком, тебя интересовала музыка? Когда ты понял, что это то, чем ты бы хотел заниматься?

Спасибо! Я в порядке, за исключением разве что некоторого стресса из-за дел. К твоему вопросу: мой интерес к музыке проявился в начале 70х. Помню, мои первые пластинки - это были лонгплеи Les Humphries Singers, The Arcade и K-Tel. С середины 70х я увлекся рок-музыкой. Первыми любимыми группами были Uriah Heep, Kiss, Sweet, Jethro Tull... Позже я увлекся арт-роком, особенно Yes, Renaissance, Elp, Gentle Giant и другими. Я слушал всех титанов того времени. Я искал очень длинные композиции, в которые можно было погрузиться, уйти из этого мира, и еще я хотел слушать ту музыку, которую слушают далеко не все ;-) Потом, кроме рока, я открыл для себя Tangerine Dream и Клауса Шульце. Невозможно не попасть под их влияние, если ты играешь на синтезаторе... Забавно, я решил создавать собственную музыку после того, как меня разочаровали альбомы TD и Шульце, выходившие в 80х. Мне хотелось сохранить дух их альбомов середины 70х и начала 80х. Решение выбрать для этого синтезатор было очевидным. Хотя поначалу я хотел играть на барабанах и гитаре. В начале 80х все музыканты на местной сцене хотели играть панк, диско или что-то вроде Police. Лично я хотел объединить электронные творения моих кумиров с симфоническим роком в духе Yes. Безуспешно! :-( В начале своей музыкальной деятельности я не увлекался нью-эйджем, дроуном и т.д. Мое первое соприкосновение с духовной музыкой произошло благодаря моим давним друзьям - Петеру-Михаэлю Хамелю (Peter-Michael Hamel) и Георгу Дойтеру (Georg Deuter).

PiedPaper: В 70х Германия подарила миру музыки очень многое: краутрок, берлинскую электронику, нью-эйдж... Я уверен, это как-то повлияло на тебя, но все же ты выбрал эмбиент и дроун - когда ты впервые узнал о дрон-музыке вообще?

Я так понимаю, что частично ответил на этот вопрос в начале. Дроун не был обозначен как стиль в 70х и 80х. Гораздо больше, чем берлинская, меня вдохновила мюнхенская школа, так что Popol Vuh, П.М Хамель, Стефан Микус (Stephan Micus) и мой "отец и учитель" Клаус Визе (Klaus Wiese) были теми, кто научил меня секретам дроуна без лишних слов. Это пришло само собой. Я никогда не видел себя в рамках "дроун-музыки". Гораздо позже я узнал о тайнах дроуна из философии, в суфизме, в индиской музыке и в алхимии!

PiedPaper: Один из твоих проектов назывался Musical Philosophy - я так понимаю, это что-то более близкое к восточной философии вроде веданты, буддизма или суфизма, чем Шопенгауер или Гегель, так ведь? Ты считаешь себя приверженцем какого-то определенного учения, или это скорее синтез всех вышеуказанных?

Это название пришло ко мне во время медитации под музыку Дойтера (Deuter) в начале 80х. В то время у меня не было конкретной цели или какой-то философии в основе музыки. Я помню себя с книгой, подаренной родителями - "Deutschland Deine Denker". Это была забавная книга, которая дала мне представление о классической философии вроде Шопенгауера, Канта или Гегеля. Я увлекаюсь историей, географией, а также ведущими религиями, наукой и метафизикой еще с детства. Но первые учения я получил из книг Ошо, буддизма и позже - суфизма. Еще позже - из мистического христианства, а в последние пять лет я увлекся шаманизмом.


PiedPaper: К слову, о шаманизме - я всегда считал дроун самой древней формой музыки, ее истоком. Следы дроуна можно найти в любой культуре. Но наша культура переизобрела его, используя современные средства. Как тебе кажется, дроун (или, возможно, эмбиент) - это что-то архаичное или это результат естественной эволюции западной академической музыки?

Сложно сказать. Я работаю с дроунами уже очень давно и я никогда не рационализировал свое творчество. Конечно, я слышал Architectura Celestis, Harmonia Mundi и был очень впечатлен исцеляющей музыкой Хильдегарды Бингенской (мой альбом "Symphonialis Est Anima" посвящен ее жизни и деятельности), но осмысление работы всей моей жизни пришло гораздо позже. Не перед записью треков или альбомов ;-) Да, я слушал Planet-Tones (фундаментальная работа Иоахима-Эрнста Берендта о природе дроун-музыки - piedpaper), Ханца Куско (Hans Cousco) и знаю о возможности рассчитать музыку математически. Но я никогда этим не пользовался, никогда.

PiedPaper: Если "глаза - зеркало души", что тогда музыка? Можем ли мы сказать что-то определенное о музыканте, исходя из его творений? Или о слушателе? Это ведь происходит постоянно - музыкант может быть просто импровизировал и назвал записанный результат случайными именами, но слушатель находит в этом какой-то концепт, внутренний смысл и т.д. Например, когда я впервые услышал твой альбом "Morpheus", я подумал, что это что-то вроде продолжения "спящих концертов" Роберта Рича и его альбома "Somnium", но потом в каком-то из твоих интервью я прочитал что это просто имя синтезатора, на которым ты тогда играл. Но, несмотря на это, я до сих пор использую "Morpheus" для сна и он отлично работает!

Хмм, я уверен, ты найдешь ответы не в словах, но в глубоком слушании, в своем сердце! Мудрость сердца это сознание Христа... Я находил для себя ответы на многие вопросы в книгах вроде "Durch Musik Zum Selbst" Питера-Михаэля Хамеля и "Nada Brahma - Die Welt Ist Klang" Йоахима-Эрнста Берендта. Так что, если "глаза - зеркало души" (хотя я не думаю, что это всегда так :-) ), то "сердце это зеркало нашего бытия здесь" - вкус самадхи, где все едино и единый есть все - за гранью "шуньяты - величественной пустоты". Мы - звук, все звук... И если твое тело состоит примерно на 70% из воды, то ты находишься внутри "Вселенского Звука", обнаруживая ответы в биении сердца и наблюдая за своим дыханием.


PiedPaper: Оказывает ли на тебя какое-то эффект впечатления слушателей от твой музыки? Думаю, многие музыканты сказали бы "нет", но может это что-то подсознательное. Иначе все бы просто писали музыку для себя, ничего не издавая, так ведь? Читаешь ли ты какие-нибудь блоги, форумы или журналы?

И да, и нет... Я внимательно слушаю, если поклонник пишет мне, что дроун XXX довел его до слез, позволив вспонить какое-то событие из детства... И это каждый раз, как он слушает этот трек... Мне нравятся такие очень личные впечатления и рассказы гораздо больше, чем обычное блаблабла в духе "на каком синтезаторе ты играешь", "как ты делаешь вот такой дроун" и т.д. Я отвечаю каждому из поклонников, кто пишет мне свои личные впечатления. Я хочу быть на связи со слушателями, так что да, это влияет на мое творчество, конечно.

PiedPaper: Как я понимаю, твои концерты - большая редкость. Это из-за того, что ты предпочитаешь работать в студии или из-за того, что нужно какое-то особенное оборудование или помещение? К сожалению, я пропустил твой концерт в Москве несколько лет назад, есть ли шанс, что ты приедешь снова?

Мои концерты бывают очень редко из-за отсутствия разумных предложений. А именно: нет ни привлекательных локаций, ни оплаты расходов. Оплата дороги, отеля и всего такого - обычный минимум, который я прошу. Здесь, в Германии даже это часто невозможно из-за проблем с государством и всякими бизнес-дерьмом, которое так или иначе всплывает, если организатор не фанат такой музыки, понимаешь? Москва была личным делом одного поклонника оттуда, и возможно я приеду еще... Кто знает? В планах есть концерты в Нидерландах, в Швеции или Норвегии, также в северной Германии (Gut Saunstorf недалеко от города Висмар).


PiedPaper: Я знаю многих музыкантов, которые пытаются найти баланс между хорошо оплачиваемой работой и созданием музыки, которым обычно на жизнь невозможно заработать. Тебе когда-нибудь приходилось делать такой выбор? Как думаешь, все еще возможно жить с продаж андеграундной музыки во время, когда большинство людей теряют интерес к чему-либо через пару минут?

Забавно, что ты спрашиваешь это. Обычно невозможно прожить на такого рода музыке. Слишком много бесплатной музыки в интернете, и поклонники не особо заинтересованы в том, чтобы ходить на концерты. Тому есть много причин, которые мы здесь не станем обсуждать, но я слышал, что обычный фанат дроуна сидит дома в хороших наушниках вместо того, чтобы ехать на концерт в соседнем городе. Концерты - хорошая раскрутка и это прямой контакт со слушателем, что способствует продажам гораздо больше, чем сидеть и ждать, пока кто-то закажет что-нибудь через интернет. Так что продажи падают и хотя мое имя вроде бы достаточно известно на этой сцене, я продаю не больше 500 дисков в год (это из всех доступных альбомов!). Также я люблю объединять музыку со светом, другими видами искусства... Более уникальный опыт, что-то новое. Но на данный момент у меня нет конкретного решения.

PiedPaper: На самом деле, в последние годы происходит мощное возрождение кассетной культуры, особенно в дроуне / эмбиенте и нью-эйдж музыке. Лейблы выпускают кассеты тиражом в сто штук и они расходятся за пару недель! В Германии я знаю Cosmic Winnetou из Штутгарта и SicSic Tapes во Франкфурте - может быть ты слышал о них. Хотелось бы тебе издать на кассете что-нибудь? Или переиздать что-то из своих старых альбомов, которые только на кассетах и выходили?

Я очень люблю кассеты. Я вырос на них и процесс прослушивания кассеты или винила это что-то совсем другое, чем залить тысячу безликих песен на свой iPod... Конечно же я бы хотел издать что-то на кассетах или виниле, а как же! Никогда не слышал об этих лейблах, что ты назвал, но я знаю Drone Records в Бремене.

PiedPaper: Твои недавние работы - это, определенно, одни из лучших образцов дроун-музыки, я серьезно это говорю. Большинство исполнителей дроуна сейчас просто продолжают то, что уже когда-то сделали Ла Монти Янг (La Monte Young), Элианна Радиг (Eliane Radigue) или Фил Ниблок (Phil Niblock). Последнее изобретение - это разные смеси дроуна и психоделической лоу-файной музыки. Но слушая твои вещи вроде "Sonnenwende" или "Alchemystery" я вполне себе могу представить будущее, где дроун-музыка исполняется в больших залах филармоний. Как думаешь, такое возможно? Или дроун обречен оставаться в андегруанде?

Спасибо на добром слове! Во время одного из психоделических трипов у меня была такая же идея насчет будущего дроуна ;-). Иногда (без каких-либо веществ) у меня в голове возникают готовые партитуры во время прослушивания собственной музыки - хор, орган, духовые и т.д. Да, мне определенно нравится идея "филармонического дроуна". И я все еще работаю над ее реализацией!

PiedPaper: Расскажи о своей текущей работе, какие планы насчет новых изданий? Кстати, что сейчас с твоими сайд-проектами Anam Cara, Nostalgia, Wintersilence и остальными?

Мне нравится, когда название проекта дает слушателю ориентир в том, какого рода музыку стоит ждать. Anam Cara это попытка объединить арт-рок с дроуном, Nostalgia - продолжение готической темы (я фанат готического кино, вроде фильмов Роджера Корманса (Roger Cormans) с Винсентом Прайсом (Vincent Price)). Wintersilence это что-то вроде микса духовного дроун-эмбиента с диджейским техно-чиллаутом. Все эти проекты не заброшены, но пока что в спячке, ждут нового вдохновения. После гиннессовского рекорда по записям в 2012 я очень замедлился в 2013/14. Сейчас я делаю не так много новой музыки, и собираюсь переиздать кое-что из старых CDR-ных альбомов вместе с Gterma и Databloem. После переиздания лучших работ, что я сделал за последние 20 лет, посмотрим, куда судьба заведет меня. Раскрыть планы? Хм, оставим место для сюрпризов!

PiedPaper: Хорошо, думаю этого будет достаточно! Можешь добавить что угодно и спасибо тебе за замечательное интервью!

Спасибо и тебе! Хочу сказать, что я очень впечатлен и тронут моими российскими поклонниками, их верой и лояльностью все эти годы! Также, это большая честь для меня, что моему примеру следуют некоторые поклонники, которые сами играют на синтезаторах. Спасибо тебе за хорошие вопросы!


mathiasgrassow.de
facebook page
discography

08 ноября 2014

Night & Tickets – Actually I Really Hate Summer



Night & Tickets
Actually I Really Hate Summer
Constellation Tatsu, 2014

Read in English

Один из основных признаков глобализации - это стирание границ, всеобщее смешение всего, что изначально было обособленным. Но одного смешения мало, чтобы появилось нечто новое, система должна самоорганизовываться, синтезировать новые формы и идеи на основе деконструированных старых. Современная философия давно прошла этот этап, теперь настал черед музыки. Пока отдельные культуры пытаются сохранить аутентичность, возрождая песенно-танцевальные традиции, в глобальной информационной сети все уже смешалось настолько, что нет смысла искать границы. Гораздо интереснее находить узлы и центры, в которых зарождается что-то новое, принципиально отличное от всего, что было раньше. Да, я говорю о новых стилях музыки, которые появляются сейчас исключительно в Сети. Всевозможные искусственно придуманные для этого названия мало передают суть, которая как правило заключается в простом смешивании ошметков и обломков старой, отслужившей свое музыки. Коллаж, собранный из всего, что попадает под руку. Но это ведь подход, который придумали еще лет 70 назад, когда появилась musique concrète. Что же здесь нового, спросите вы? Пока ничего. Но что-то уже зарождается.

Музыка на этой кассете - яркий, практически эталонный пример того, что сейчас происходит с звукотворчеством на просторах Cети. Люди теряют концентрацию, их несет по просторам сети, как щепки в весеннем водовороте талой воды. Обрывки видео и треков, посты в соцсетях и картинки в блогах, все это сливается в единый психоделический калейдоскоп, растворяющий привычное сознание, превращающий человека в сверхсущество. А это уже одна из главных идей киберпанка, поэтому все что мы имеем в музыкальном мире сейчас, я предпочитаю называть одним термином - "вебпанк" и не более. Все эти выдуманные на ходу vaporwave, seapunk и прочие - лишь интерпретации неделимого целого. Это поток становления, момент зарождения. Мы словно зрители, вооруженные 3D-очками и попкорном, сидим на краю гигантской туманности Ориона, в недрах которой зарождаются новые звезды. Один человек здесь уже ничего не значит, и поэтому нет смысла искать "человека, который придумал вебпанк" - его нет, как нет командира в муравейнике. Все происходящее с музыкой сейчас - продукт коллективного разума, которым постепенно становится Сеть. Пока этот разум всего лишь ребенок, он играет и развлекается как может. Соответствующим образом звучит и эта музыка, она не может сфокусироваться ни на чем, перескакивает с одном темы на другую, теряет себя в бесконечном водопаде информации. Но скоро она себя найдет, и роняя попкорн из раскрытых ртов, мы увидим что-то такое, что не показывал еще ни один youtube-канал и на постил ни один блоггер. Что-то по-настоящему новое.

ctatsu fall batch
listen / buy

Thelxinoe - Apeirophobia


Thelxinoe
Apeirophobia
Noyade Records, 2014

Новая запись московского проекта Thelxinoe (дуэт Петра Л. из System Morgue и Алексея Захарова) продолжает линию развития дебютника - гитарные перегрузы и гулы, обернутые вокруг звучания саксофона. На этот раз вышло совсем не мрачно, зато более психоделично - переливы гитарных мелодий, утопленные в звуковом шторме, напоминают последние записи Expo '70 и вообще в целом все звучит очень даже умиротворяюще. Сразу можно вспомнить Dvory с их фирменным сочетанием гитарного дроуна и минималистичными мелодиями на трубе.

Между прочим, название альбома означает "боязнь бесконечности" и это чертовски хорошее имя для дроун-записи. Казалось бы, выходит парадокс - человек, боясь бесконечности, играет бесконечную музыку. Но если поразмыслить, то все мы боимся бесконечности больше всего, мы живем в конечном мире, наши жизни - мгновения в истории. Но при этом, бесконечность - это то, чего мы все страстно желаем. Экстаз любви погружает нас в состояние безвременности, когда нет разницы между секундой и тысячелетием. Того же мы ищем в различных изменяющих сознание веществах, этого же жаждем и занимаясь творчеством - музыкой, например. Музыка несет в себе бесконечность всегда, ведь разворачивается во времени она только постольку, поскольку есть слушатель, ее воспринимающий. На самом деле, это очень обширная для размышлений тема и я боюсь сейчас уйти далеко от сути. Хотелось бы сказать другое - не нужно бояться бесконечности, мы и так ей принадлежим всецело, без остатка. Пусть наша жизнь коротка, пусть смерть сотрет границы "я" и история покроет наши следы метрами пыли - вся Вселенная остается единым целым, в котором ничего не исчезает, только лишь переходит из одного состояния в другое. Может быть и эта музыка когда-то была звездой, растением или чьей-то возлюбленной? Кто знает...

listen / download

29 октября 2014

The End of the World Championship – Balance Beam



The End of the World Championship
Balance Beam
Sacred Phrases, 2014

Read in English

Казалось бы, что может быть проще дроуна? Большинство людей наверняка уверены, что у дроун-музыкантов есть какая-то своя "гуделка", на которой достаточно нажать одну кнопку, чтобы записать альбом. А даже те, кто понимают что к чему, все равно зачастую предпочитают чистому и бескомпромиссному дроуну что-нибудь помягче да полегче - чтобы эмбиент еще был, полевые записи или еще что-нибудь. Думаю, проект The End of the World Championship относится к числу тех, на ком вообще держится традиция незамутненного никакими примесями дроуна - ведь проектов, которые не стесняются весь альбом монолитно гудеть на данный момент существует не так уж много. Впервые я познакомился с творчеством Бйорна Грэнзоу (Björn Granzow) благодаря кассете For Dear Life, выходившей на замечательном лейбе Jehu & Chinaman. Плотные, густые, насыщенные слоями звука композиции Бйорна - идеальная музыка для устранения дуализма статики и динамики. И то, и другое сливаются в единое парадоксальное целое буквально сразу же, как только начинаешь вникать в эту музыку, погружаться в создаваемый ею континуум без остатка.

Пионер дроуна Фил Ниблок как-то сказал в одном из своих интервью, что его музыку нужно слушать исключительно громко - и это справедливо для любого другого настоящего дроуна. Те гармоники и резонансы, которые вы слышите на средней громкости, или, скажем, в наушниках, полностью исчезают и уступают место другим звукам и ощущениям, когда мощность воспроизведения достигает нескольких киловатт. Когда сами стены начинают резонировать, когда помещение наполняется стоячими волнами и дрейфующими пластами звука - тогда вы слышите нечто абсолютно уникальное. По сути, в этот момент создается индивидуальная для данного места и времени композиция. Ситуация, аналогичная исполнению композиторской музыки, ведь каждый оркестр играет одну и ту же симфонию несколько иначе - дирижер задает несколько иной темп, музыканты играют лучше или хуже, и т.д. Только для дроуна оркестр и ноты не нужны - дирижером становятся локация и звуковое оборудование, а оркестром - ваше собственное сознание. Музыка этого и других альбомов The End of the World Championship идеально подходит для такого рода экспериментов. В ней достаточно много степеней свободы, чтобы каждый раз создавать уникальную звуковую обстановку, достаточно лишь немного повернуть колонки относительно стен или поэкспериментировать с уровнем громкости. Еще можно попробовать слушать в разных частях комнаты, лежа, сидя или стоя. Все это настолько обостряет восприятие, что можно обнаружить себя слышащим музыку там, где ее казалось уже нет - магнитофон выключен, трансформаторных будок поблизости не наблюдается... Но что-то все равно звучит! Поздравляю, это означает что вы окончательно свихнулись проникли внутрь дроуна, познали его как вещь в себе! Разве это не замечательно?

label page
listen / buy
interview with Björn Granzow

23 октября 2014

T-wald – Luzifers Hofgesind


T-wald
Luzifers Hofgesind

Ufa Muzak / Skalde Jörð, 2012
(CDr, limited edition of 120)


"Долгое время прожил я в горах Табора. Я был очарован кристальными залами и мраморными криптами пещер еретиков. Мои руки откладывали в сторону останки "чистых" и рыцарей, павших в "борьбе за торжество духа", чтобы ничья нога не разрушила их. Когда мои шаги по пещерным коридорам отдавались гулом, то я часто останавливался и прислушивался, не послышится ли в толще горы песня трубадура о высочайшей любви, делающая человека равным Богу..." ~ Отто Ран, "Крестовый поход против Грааля".

Сверхсознательный синхронизм, который в простонародье именуют "совпадением" произошел со мной сегодня самым замечательным образом. Не прошло еще 24 часов с момента написания предыдущей рецензии на альбом Feu московского System Morgue, как мне снова довелось оказаться в пещерах, заполненными костями давным-давно погибших людей. То, что вчера родилось в моем воображении спонтанно, под впечатлением от прослушивания диска, сегодня практически точно повторилось во фрагменте из книги Отто Рана, который приведен выше. Цепь ассоциаций не замедлила сработать, и заботливая память тут же выдала мне факт, что где-то в завалах дисков на полках у меня имеется релиз ростовского проекта T-wald, названный "Двор Люцифера" - в честь другой известной книги Рана. В ней этот необычной судьбы человек, один из самых загадочных персонажей времен Второй мировой, описывает свои путешествия по следам катаров, размышления на тему эзотерического христианства, германского язычества и многое другое. В своих поисках ответов на загадки древних легенд, он посещает живописнейшие места Европы, и, как мне кажется, эта книга очень ценна именно в художественном ключе. Та любовь и восхищение, с которой говорится в ней о всем живом вокруг, пронизывает аналогичным образом и этот альбом. В отличие от многих соратников по сцене, автор проекта T-wald обходит стороной темы войны и новейшей истории, на перегружая музыку милитаристским грохотом и индустриальным шумом. С самозабвением искателя потерянных реликвий, он создает обширные абмиентальные пейзажи полные таинственной красоты. Поэтизм природолюбия, привязанность к родной земле, тайны крови и родства - вот чему уделяется основное внимание. Впрочем, никакой строго обозначенной линии повествования здесь нет: подобно герметическому манускрипту, написанному в тусклом свете огарков свечей, музыка на этом диске дает лишь намеки, обозначает вехи на пути, ненавязчиво направляет слушателя по тропам сказаний настолько древних и неясных, что только голос внутренний может их уяснить.

На этих путях остались следы многих, но далеко не все имена сохранила история. Так же, как смерть самого Отто Рана, покрыты вуалью тайны пышущие осенней зрелостью леса, а тускнеющие краски лугов ласково покрывают осыпающимися лепестками едва заметные следы пожарищ, на которых когда-то сжигали людей во имя справедливого Бога... Рассыпаются узорами ржавчины некогда грозные мечи и латы, брошенные на каменистых утесах; срастаются в единый узор с лишайниками и мхами слова завета и сакральные знаки на камне. Время и история, красота и ее смерть - подобным дуализмом пронизана эта музыка, то обжигая нас холодом северных ветров, то проводя по секретным тоннелям еретических убежищ. Нахохлившиеся в предрассветном сумраке птицы не спешат улетать при виде человека, словно чувствуют, что он пришел не из праздности, что ведет его нечто большее, чем повседневная суета. Человек, в свою очередь видит в странном взгляде птицы некий знак, обнаруживает рунические подсказки в волчьих следах и каплях крови, оставшихся после ночной охоты. В объятиях музыки этого альбома время кажется замкнутым на самом себе - марево полурастворенных в воздухе мелодий то плавно появляется, то уступает место угрюмому стону ветра среди обледенелых стволов. Очаровывающая своей заколдованной таинственностью паутина звуков и легенд, запечатленных в послезвучиях. Игра теней, начертанных трепещущими языками пламени на стенах потаенного святилища, замирающий хорал позабытой молитвы, так и не сказанные кем-то очень важные слова... Все это находит свое место в этом альбоме, складываясь в замысловатую мифологию прошлого, теперешнего и грядущего. Отменная запись, каждый раз раскрывающаяся с другой стороны, сделанная с душой и сердцем.

label page
listen at vk

22 октября 2014

System Morgue – Feu


System Morgue
Feu

Zhelezobeton Distribution Division, 2014
(CD, digipack, limited edition of 100)


В черной, гулкой, влажной пустоте древнего нерукотворного подземелья тишина казалась оглушающей. Не было ни звука капающей воды, ни журчания подземных вод. Но это было лишь первый впечатлением. Чем дальше мы продвигались вперед по тоннелям в неживом, ослепительно-белом мареве светодиодных фонарей, тем отчетливее становился гул. Он казался дыханием самой земли. Здесь, на невероятной глубине, будучи запертыми в каменную артерию гигантского тела старой горы, это казалось таким естественным - быть внутри нее, слушать, как она делает вдох (или выдох), длящийся тысячу лет. Наконец тоннель оборвался гулким эхом устрашающего своими масштабами зала. Титаническая полость в плоти каменного великана, уснувшего непробудным сном миллионы лет назад. Было в воздухе что-то тяжелое, словно темнота сгустилась настолько, что стала маслянистыми чернилами. Хотелось вытереть лицо от ее обволакивающего присутствия... Но в гудящей монотонными вибрациями пещере было что-то еще: застывшая в абстрактном возгласе груда костей, перемешанная с металлом оружия, предсмертный крик, навсегда повисший в воздухе мрачной эссенцией. Когда-то это были люди, но время создало из выбеленных костей идеальную скульптуру. В ней были руки, до сих пор сжимающие костяным проклятием горло врага, раскроенные черепа, скрещенные штык-ножи и упавшие с истлевших шинелей тусклые бляшки металла с давно потерявшими свой смысл красными звездами. Эмаль этих по-детски выпуклых звездочек потускнела настолько, что казалась запекшейся кровью. Люди давно научились украшать могилы и ставить памятники, но только беспощадное время могло создать монумент настолько мрачный в своей иронии: смертные враги сплелись здесь в таких тесных объятиях, какие не каждым любовникам выпадало продлить столь же долго...

Неизвестно, что привело сюда этих людей когда-то: поиски Святого Грааля или пути в тылы врага, может быть, приказ построить сверхсекретный бункер... Это уже не имеет значения. Эхо кипевших в то время страстей, дурманящий запах пролитой крови, отголоски обезумевших от ярости криков и предсмертные стоны - все это уплотнилось в замкнутом пространстве подземного храма, наслоилось и настоялось, как ведьмовское зелье. Легко представить, что все композиции, запечатленные московским проектом System Morgue на этом диске, и есть результат этой многовековой реакции. Ярость и боль, слитые вместе, отшлифованные водой и ветром, сгустившиеся до состояния вязкого, дурманящего своей монотонностью потока гитарного гула. Подобный анабиозный дроун-эмбиент в наши дни можно встретить нечасто, хотя в свое время он был представлен такими замечательными проектами как Amon и Newer Known Андреа Марутти, замогильным Yen Pox и вакуумно-холодным Sleep Research Facility. Не обращая внимания на время и тенденции сцены, System Morgue отшлифовывает свое звучание в этом направлении уже не первый год, кроме основного проекта создавая аналогичные саундскейпы также под именами Accasari и Thelxinoe. Все эти проекты объединяет монолитное, плотное и темное звучание, которое необратимо затягивает в свои водовороты любого достаточно заинтересованного слушателя. Находясь внутри этой музыки становится очень легко видеть картины и сюжеты, развивать которые ваше воображение будет с легкостью и охотой. Чем же заканчивается моя история с подземной находкой? Пожалуй, я не стану рассказывать, пусть ваше воображение само продолжит сюжет. Или, даже более вероятно - создаст собственный, при каждом прослушивании уже другой. «Feu» предоставляет для этого замечательную возможность.

label page
listen / buy
system morgue bandcamp

10 октября 2014

Gleisberg & Grassow - Ad Lucem


Rüdiger Gleisberg and Mathias Grassow
Ad Lucem

Gterma, 2014

Начало этой коллаборации Матиаса Грассова и его давнего коллеги Рудигера Глейсберга было положено еще в 2009 году, но, как это водится в мире эмбиента, работа над звуком и сюжетом длилась целых 5 лет, что в итоге привело к созданию настоящего шедевра. Приближаясь по звучанию и атмосфере к последним изданиям Матиаса на Gterma, этот альбом охватывает еще большие масштабы пространства и времени благодаря кропотливому подходу Гляйсберга. На бархатистые потоки дрона нанизываются кристально-прозрачные синтезаторные саундскейпы, различные призвуки то и дело заставляют настороженно вслушиваться в происходящее, а время от времени возникающий словно из ниоткуда женский голос превращает музыку в нечто волшебно-мифическое. Словно голос банши, возвещающий тяжелые времена, эфемерный вокализ расстилается по кронам лесной чащи, окружая со всех сторон ничего не подозревающий ночной город. Люди, живущие там, сами подписали себе приговор, отгородившись от всего живого горами мусора, бетонными стенами и насыщенной суетой будней. Первые пару минут альбома звучат так, будто мы прорываемся сквозь напряженный гам бетонных джунглей, но очень скоро оказываемся в самой что ни на есть волшебной стране - смена настроений происходит так неожиданно, что некоторое время приходится привыкать к законам нового окружения. Пытаешься не шуметь, не двигаться, лишь бы не нарушить хрупкую магию зачарованных лесов, не потревожить сон мшистых камней неуклюжими шагами. Лишь более-менее освоившись в мире оживших сказаний древности, можно заметить потоки взаимодействия этого измерения реальности с более привычным нам миром. Примерно так же, как природа медленно, но верно поглощает заброшенные заводы и военные полигоны, так и вытесненный из "взрослого" ума мир сказок детства уверенно берет здесь верх, как будто никуда и не исчезал. Но не стоит думать, будто в этом измерении все абсолютно хорошо - древний, веками таящийся мрак то и дело дает о себе знать, периодически поджидая путешественников в самых темных уголках лесов, куда солнечный свет проникает лишь несколько раз в году... Вспомните, ведь во всех легендах есть место испытанию. Так что как бы музыканты не углублялись в изоляционизм убаюкивающих звуков, рано или поздно приходится встретиться с теми или иными духами из архаической глубины подсознания. Здесь приходит на помощь по-детски простая, интуитивная "магия": крепко зажмуриться, и представить, что никакого зла в мире нет, а холодный вой призраков вокруг - лишь разгулявшийся осенний ветер...

Как бы там ни было - свет побеждает, свет рассеивает любые страхи, свет исцеляет израненную негармоничной жизнью душу. Солнце неизменно восходит в конце даже самых темных ночей. Именно к свету обращаются авторы альбома, и делают это на всех уровнях повествования. Стоит погрузиться глубже, как мерцающие образы мифических лесов и их обитателей сменяются метафизическими видениями, которые восходят к чистым абстракциям философии и мистики. Музыкально это отображается в переходах от вдохновленного средневековыми наигрышами и этникой эмбиента к строгим, минималистичным дроунам. И если первый напоминает собой традиционный рецепт музыки Alio Die, то во втором Матиас проявляет свое владение гудельным мастерством на высшем уровне. Впрочем, в этом альбоме можно проследить чуть ли не все достижения, сделанные эмбиентом за последние 30 лет - от Structures From Silence Роуча до The Dark Places of the Earth Брайана Вильямса; от Well Of Souls Роуча и Серрье до последних работ Oöphoi. В последние годы лейбл Gterma все больше утверждается в статусе прекрасного храма глубинного, мистического эмбиента и эта работа - один из важнейших его столпов.

label page

02 октября 2014

Unlogic Thing & SandSpace – On The Wings


Unlogic Thing & SandSpace
On The Wings

GV Sound, 2014

Совместная работа двух молодых, но уже прекрасно себя зарекомендовавших проектов из Украины и России увидевшая свет на GV Sound еще в апреле этого года. Звучит восхитительно с самого начала - пульсирующая основа, на которую наслаивается марево эмбиентных текстур. Получается с одной стороны динамичный, с другой - вполне статичный звук. Представьте себе раскаленный воздух над костром и предметы, которые сквозь него видны - последние статичны, но воздух движется. Наблюдать за такими оптическими иллюзиями бывает очень увлекательно, особенно если вы никуда не спешите, а просто сидите у того самого костра, разглядывая деревья и проплывающие над ними облака. Время от времени тишину нарушают птицы и пролетающие самолеты, но все идет своим чередом... Через какое-то время вы обнаруживаете, что костер превратился в гипнотично переливающиеся оттенками красного угли, а день уступил место сумеркам. Тут уже все несколько иначе, но переход был совершен очень плавно, и мы слышим, как переменилась окружающая картина, но в сгущающихся сумерках становится все сложнее что-либо разглядеть наверняка. Не то голоса, не то чьи-то шаги начинают слышатся неподалеку, хотя ничего пугающего так и не происходит, что в данном случае только к лучшему.

Музыка течет из сюжета в сюжет очень легко, то сокращаясь до тихого ручейка, то разливаясь дождями. Она отрывает нас от земли не сколько в прямом, сколько в переносном смысле - от забот и тягот будней, от усталости тела и инертности мыслей. Но не стоит думать, будто это "музыка для релаксации", отнюдь. Здесь скорее уместно будет вспомнить о том, что каждое шаманское путешествие начинается с "полета" над землей, со взгляда с высоты на привычное повседневное течение жизни. Хоть здесь и нет очевидного шаманизма, ближе к концу альбом начинает звучать все более загадочно и потустороне, напоминая недавние работы Матиаса Грассова вроде Alchemystery. Приятный гул, разбиваемый на вдохи и выходи тихими призвуками постукиваний и волнообразными наплывами бархатистого природного шума. Отличная работа, лучше всего раскрывающая при прослушивании в наушниках.

listen / download

30 сентября 2014

SA))m0st'_10: Machinefabriek and more / 26.09.2014, Moscow


SA))m0st'_10
26 сентября, 2014 / Dream Industries Telegraph

Machinefabriek
Rombix
Метро 3
::vtol::
Dvory (Тверь)
Алексей Борисов
Alex Pleninger
Alexander Senko
Tasha Abramova


Последнее время мне все чаще везет на электроакустические концерты, несмотря на то, что дома я подобную музыку слушаю крайне редко. Что, впрочем, и к лучшему - только обладая hi-end оборудованием и терпеливыми соседями можно в полной мере оценить творчество большей части исполнителей данного направления. Что же касается московского фестиваля, организованного сообществами SoundArtist.ru и do_or_die, "соседи" (а точнее - радушные хозяева) Dream Industries Telegraph, судя по всему, сами были только за, да и аппаратура для прослушивания была выбрана более чем удачно - зал украшала мощная акустическая система Ampersound, дополненная несколькими колонками для квадро-звука, в режиме которого выступали несколько участников. Правда, забегая вперед, должен признаться, далеко не все исполнители возможностями системы воспользовались, и только на сете Рутгера Зюйдервельта акустика показала свой потенциал в полной мере (хотя он квадро и не использовал), но об этом чуть позже.


Открывала фестиваль скромная с виду девушка, объявленная как Tasha Abramova - ее сет сразу же заставил перейти от общения с друзьями к непосредственно прослушиванию не только странным, гипнотично замедленным видеорядом, но и весьма приятным звуком. За наслоениями гула при внимательном вслушивании раскрывались целые пласты сюжетов, каждый из которых уводил частичку внимания за собой, так что уже через несколько минут восприятие оказалось в рассредоточенно-опустошенном состоянии, из тишины которого очень интересно было наблюдать, как привычный поток сознания расслаивается вслед за музыкой. Насколько я понял, основные методы работы со звуком у госпожи Абрамовой - зацикливание и положительная обратная связь, однако со множеством меняющихся параметров, так что вся конструкция в целом звучала очень динамично. Что, кстати, составило явный контраст с выступлением следующего участника - Алексея Борисова. Его выступления мне доводилось слышать не раз и обычно они мало чем друг от друга отличались. В этот раз присутствовал незамысловатый видеоряд (серые панорамы из окна поезда), который своей линейностью только подчеркивал статику звука, извлекаемого корифеем шумовой сцены. Достаточно предсказуемый, все время удерживаемый в одном диапазоне громкости шум. По ходу дела пришла на ум фраза "шумовой фастфуд" - и я даже не могу сказать, плохо это или хорошо. Если говорить о сфере питания, то зачастую различные макдачные и сабвейные выручают гораздо лучше утонченных ресторанов, хотя я и не являюсь приверженцем ни тех, ни других (домашняя еда!). Так и продукт творчества Борисова можно расценивать как быстрый способ настроиться на нужную волну и вычистить из головы повседневный мусор, которым атакует прохожих любой из городов.


Собственно, с предельно чистого от любых антропологических факторов звука и начал свой сет следующий участник - Александр Сенько. Скупая геометрия форм на видео и не менее аскетичное звукотворчество на выходе из колонок. Такое впечатление, будто провалился сквозь привычный масштаб существования в какой-то аналог флэтландии, который, однако хитроумно изогнули всевозможными алгоритмами сборки и компактизации. Скрытые измерения звука то и дело просвечивали сквозь мрачное полотно гудящих низов, но так и не проявились достаточно хорошо, чтобы их можно было рассмотреть. Впечатление, аналогичное попыткам разглядеть улиток на дне мутного аквариума - вроде бы что-то красивое там шевелится, но что именно - сказать сложно. Квадра-звук не показал каких-то впечатляющих результатов, вполне возможно, именно из-за перебора с низами - их булькание забивало собой потенциальный объем звучания. Не иначе, как воплощение темной материи в звуке - казалось бы бесконечная вселенная звука, создаваемая Александром оказалась непроглядно темной. Также выступавший в квадро-звуке ::vtol:: наступил поначалу на те же грабли, но по ходу дела все-таки смог от них увернуться, разнообразив абстракный минимализм всевозможными переходами от шума к тишине, варьируя поток частот от микросаунда к обширным пространствам. Звучание было богаче, но принцип абсолютно тот же - абстрактная геометрия пространства-времени, выраженная в звуке с математической точностью, нечеловеческой безэмоциональностью и холодной техногенностью. Думаю, как минимум половина присутствовавших слушателей именно за тем и пришли, так что выступление Дмитрия Морозова можно назвать более чем удачным. Что же касается лично меня, то концерт грозил стать передозировкой цифровыми алгоритмами, если бы не спасительный сет тверского дуэта Dvory.


Внимательный читатель наверное уже заметил, что я отклонился от последовательности в которой выступали участники, но именно так, на мой взгляд вести рассказ удобнее - нелинейно описывая поток впечатлений, роящийся в голове после посещения настолько насыщенного событиями концерта. Так вот, Dvory событийную насыщенность заметно сгладили ровным и приятно расслабляющим дроуном без резких поворотов и неожиданных шумов. Труба с дилеем и дронирующая бесконечный аккорд электрогитара - вот по сути и все, что происходило на поверхности. Но, как известно, дроун требует внимания на уровнях микротональных сдвигов и гармонических дрейфов - вот этого в музыке Дворов было более чем достаточно. Хоть звучание вначале и было несколько резковатым из-за заводившихся микрофонов и надменно зависших между полом и потолком стоячих волн, чем дальше, тем больше все смягчалось, утопая постепенно в вибрациях теплого звукового океана, созданного тверским дуэтом. Полчаса спокойствия в буйстве экспериментаторства - весьма приятный подарок от организаторов. И снова-таки, был на фестивале свой антипод и для Dvory - проект Metro 3 (хронологически выступавший перед ними), отчаянно шумевший всеми располагавшимися у них средствами. В ход шла такая же (вроде бы) труба, но уже в чисто джазово-импровизационной манере, плюс электроника и гитара. В творящемся буйстве частот очевидно прослеживалась увлеченность современным шумовым джазом (что-то в духе Лассе Мархауга, наверное), свободная импровизация и просто нойз, не скованный кроме энтузиазма музыкантов чем-либо еще. Получалось мощно и разнообразно, но совершенно непонятно. Пожалуй, музыканты от своей игры получали гораздо больше удовольствия, чем слушатели. Что для импровизаторства отнюдь не зазорно, так ведь?


К сожалению, на какое-то время мне пришлось отвлечься на бартерно-финансовые махинации с дисками и кассетами, так что выступления Alex Pleninger и Rombix послушать толком не удалось - и, судя по реакции других слушателей, зря. Но, к счастью для тех, кто уже устал, дочитав до этой строчки, я перейду непосредственно к "виновнику торжества", Рутгеру Зюйдервельту, так же широко известному под псевдонимом Machinefabriek. Сразу скажу, за творчеством уважаемого голландца я начал следить года с 2008-го, но далеко не всегда успевал за темпами роста его дискографии, так что судить о развития проекта могу не слишком глубоко. Точно знаю одно - в создании нетривиального дроун-эмбиента Ругеру мало равных, и стиль его работ узнается практически моментально. Свое московское выступление Рутгер эмбиентными полотнами обогатил лишь к концу, большую часть времени получасового сета создавая нечто абсолютно нелинейное, неожиданно красивое и кристально чистое. Вот здесь-то и проявилась в полной мере мощь акустики Ampersound - звук буквально наполнял собой каждый уголок пространства, не превращаясь при этом в вязкую кашу частот. Округлые низы так и хотелось потрогать, настолько осязаемым казался звук. Шумы и потрескивания звучали будто бы прямо в голове, а вибрации пространства ощущались всем телом. При этом не было и следа давящего или "сокрущающего" звука, который любят электронщики, более увлеченные битом и низами. Музыка была весьма телесной, но чрезвычайно комфортной. Подобного эффекта мало кому удается достичь где-либо, кроме собственной вдоль и поперек изученной студии, но для Рутгера новое пространство быстро стало частью композиции. В целом, описывать музыку Machinefabriek словами достаточно сложно, потому как после некоторой точки насыщения мой ум перестал вести какие-либо заметки и анализаторские навыки уступили место простому, по-детски наивному восторгу... А это, очевидно, говорит о многом.

Думаю, сказанного выше достаточно, чтобы понять, что если вы по какой-то причине пропустили это мероприятие, не стоит повторять такую ошибку в будущем, а еще лучше - подписаться на обновления арт-объединений SoundArtist.ru и do_or_die.

событие на фейсбуке
событие вконтакте

19 сентября 2014

Carlton Melton – Live at Hebden Bridge


Carlton Melton
Live at Hebden Bridge
Triangle Sounds, 2014
(tape c83, limited edition of 100)


Read in English

Эта кассета примечательна в первую очередь красивым оформлением, которое уже стало визитной карточной Triangle Sounds - полностью посвященный волшебным грибам и результатам продолжительного с ними общения, этот молодой лейбл выпускает самую разнообразную музыку. Но за красивой оболочкой кроется неизведанная глубина, и 83 минут звучания более чем достаточно, чтобы неоднократно ее исследовать. Первое прослушивание порадовало отличными импровизациями в духе современного психоделического рока (вспомните Sula Basana, White Hills или Eternal Tapestry), во время второго я обнаружил на кассете моменты, которые вполне могли бы прозвучать на какой-нибудь из пластинок Expo '70. Потом оказалось, что поклонники Spacemen 3 тоже могут найти здесь для себя много интересного и тогда я окончательно убедился в том, что этот альбом и правда безграничен. Серьезно - из какого бы контекста психоделической рок-музыки вы к нему не подходили, он каждый раз находит чем удивить! А это ничто иное, как признак действительно качественной работы. Не менее интересно здесь то, что Carlton Melton в принципе не пишут песен и не делают аранжировок - вся их музыка импровизируется и записывается на пленку сразу же, без каких-либо репетиций. Такой подход во многом объясняет безграничность горизонтов, которые может открыть эта скромная кассета, ведь импровизируя, музыкант освобождает в своем сознании пространство для сил более глубинных, чем рациональное мышление. Впрочем, чего тут рассказывать, это ведь прописные истины творчества в любом жанре.

Путешествие по переливам гитарного звучания под плавно меняющиеся ритмы открывает перед воображением целый ряд миров - словно в книге "Обмен Разумов" Роберта Шекли, мы оказываемся вовлечены в калейдоскоп пейзажей и событий, которые в любое другое время показались бы нам абсурдом, сном или хорошим трипом (тут уж кому как нравится). Вместо погружения в мир личных проблем фронтмена (как это обычно бывает в рок-музыке), нам предоставляется выбор, дается простор, открывается новый, прежде невидимый горизонт. По сути, в этом и заключается важная особенность психоделической музыки - она сама по себе расширяет сознание, а не просто рассказывает нам о том, как расширяли его музыканты. Эта невербальная, нетелесная передача опыта работает почти что как телепатия, объединяя каждого из слушателей данного альбома в некую единую сеть, мицелий всеобщего сопереживания. Каждый получает уникальный опыт, но в целом система работает как разум роя, своим движением пронизывая пространство подобно спиральным орбитам звезд в галактиках... Ладно, пожалуй меня начинает заносить слишком далеко. Но, думаю, уже и так понятно - исключительно мощная запись, настойчиво рекомендую!

label page
carltonmeltonmusic.com

18 сентября 2014

Yamaoka – Systematic


Yamaoka
Systematic

Chemical Tapes, 2014
(limited edition tape)

Read in English

Думаю, на данный момент можно с полной уверенностью утверждать, что Япония - страна контрастов. Само собой, я имею в виду музыку, на счет остального судить не берусь. Почти все известные мне электронные музыканты из Японии играют либо чрезвычайно агрессивный, мозговыносящий шум, либо нежнейший и приятнейший для слуха эмбиент и дроун. Думаю, такие имена как Yui Onodera, Saito Koji, Hakobune и Chihei Hatakeyama уже давно известны как эталон мягчайшего, обволакивающего звучания. Проект Yamaoka несомненно входит в эту нишу, но лишь отчасти, ведь кроме мягких перин эмбиента он еще умеет создавать приятные пульсации техно, и на этом поприще история проекта началась еще в середине 90-х. На этой кассете, выпущенной одним из моих любимейших кассетных лейблов, оба компонента соединены весьма органично и ненавязчиво. Пульсация бита создает координату времени, своим отсчетом рассекая пространство звука на небольшие ячейки. В то же время вся конструкция незаметно движется, задавая плавный переход от одного настроения к другому и образуя неделимое целое.

Двойственность восприятия всегда была предметом спора в среде музыки - в то время как одни стремились научить слушателя часами вслушиваться в вариации одной ноты, другие создавали максимально непредсказуемую музыку. В обоих случаях это, само собой, дошло до абсурда, но сама публика по большинству осталась верной чему-то среднему. По мере развития цивилизации, растет уровень вовлечения обычных людей в процесс расширенного восприятия - если еще 20 лет назад мы уставали от трех телешоу в день, то сегодняшний обладатель смартфона поглощает просто невероятное количество информации. Причем, скорее всего это происходит просто от скуки или по привычке. Что же говорить тогда о музыке? По идее, она должна соответствовать общей тенденции - быть мощной и насыщенной событиями. Тем не менее, именно в Японии, стране передовых информационных технологий, мы имеем два вида музыки - один не несет по сути никакой информации, только лишь хаос, деконструкцию любой системы (нойз), в то время как другой настолько беден событиями, что большинству обывателей кажется просто гудением (дроун и эмбиент). Получается, что для многих людей музыка становится убежищем, в котором можно отдохнуть от нарастающего темпа городов, уединиться с собой и своими чувствами. Творчество Yamaoka прекрасно иллюстрирует функционирование такого личного "кокона" - приятно расслабляющий бит вначале понемногу замедляет разогнанное городом восприятие, а следующий за ним эмбиент словно окружает слушателя стеной, превращая наушники в генератор непроницаемого поля, в котором все события уже не кажутся непосредственно на вас воздействующими. И это отнюдь не изоляционизм! Скорее, это позиция стороннего наблюдателя, не вовлекающегося в процесс суетливого бытия - восточная культура этим пронизана от начала до конца. В независимости от религиозных или философских предпочтений, пропитываясь эмбиентом Yamaoka и отвлекаясь от всего внешнего, каждый из нас становится Буддой хотя бы на то время, пока играет этот альбом.

label page
listen / buy


12 сентября 2014

Astral & Shit + Kromeshna ‎– Air Plima


Astral & Shit + Kromeshna
Air Plima
Ostroga, 2014
(limited edition tape, 14 copies)

Более известный среди слушателей сетевых лейблов, проект Вани Гомзикова Astral & Shit нечасто издается на физических носителях, тем более - на кассетах. В то же время, проект заслуженного ветерана российской индустриальной сцены Виталия Маклакова Kromeshna, как правило, выходит в свет только в виде ультра-лимитированных, вручную оформленных изданий, каждое из который по праву может называться небольшим произведением искусства. Сам Виталий кроме многочисленных музыкальных проектов (Light Collapse, Obozdur, 581C) уже не первый год руководит лейблами Ostroga и Heart Shaped Box Prod., так что создание d.i.y. изданий для него не в новинку. Что уж говорить о музыке - чего только не обнаружишь в дискографии проектов Виталия.

В виду всего вышесказанного, понятно почему данная запись звучит скорее как Kromeshna, чем как Astral & Shit - привычных для последнего долгоиграющих бесконечно-протяженных дронов здесь практически нет. Гул присутствует лишь как связующая все детали основа, но прекрасно служит в этой роли для разворачивающегося на двух сторонах кассеты необычного ритуала. Есть в нем и шуршание лесной чащи, и загадочные постукивания, порой кажутся едва слышные голоса, зовущие глубже, в самые непроходимые дебри. Повествование развивается так спокойно, что кажется, будто существам, чью жизнедеятельность запечатлела эта пленка, вообще неизвестно что значит "спешить". Несмотря на органическую подоплеку в пресс-релизе, в самой музыке отчетливо проступают шершавые поверхности изъеденных ржавчиной металлических листов, подземный техногенный гул и изредка врывающиеся в эфир помехи. Картина выходит интригующая и необычная, что-то вроде мира, изображенного в книге Стерлинга Ланье "Путешествие Иеро" - разумные медведи и зубры-телепаты живут бок о бок с людьми посреди бескрайнего канадского леса... И все это после ядерной войны, которая произошла так давно, что о ней практически никто не помнит. И среди этой природолюбивой идиллии в то же время плетет свою паутину тайная секта поклонников техногенного прошлого, выискивающая подземные бункеры со все еще функционирующими компьютерами и "красными кнопками", готовыми в любой момент пробудить от тысячелетнего сна ядерное оружие... Впрочем, катастрофы так и не происходит (как в книге, так и здесь), и альбом продолжает до самого конца таить свои витиеватые загадки для любителей покопаться в разнообразии звуков.

Прекрасная запись, слушать которую следует исключительно ночью, особенно когда лунный свет проникает в комнату, белыми лужами заливая пол и стены, резко вычерчивая контраст света и тьмы. Именно на границе между ними и живет небольшой мирок, так тщательно собранный по ниточке, по стежку, умелыми руками двух уральских музыкантов.

listen / buy

09 сентября 2014

Мира Древо – Острова


Мира Древо
Острова

Zhelezobeton, 2014
(CDR, limited edition of 77)

Туманная тишь предрассветного леса лишь казалась безжизненной - по мере того, как наши шаги становились все осторожнее, тем краше она раскрывалась узорами звуков и запахов. Пьянящий аромат сырой земли и свежевыросших грибов примешивался к сладковатой прелости первых осенних листьев. Блестящие узоры, оставленные улитками на больших листах, словно загадочные вязи древней письменности, пытались рассказать нам некую тайну. Но лес продолжал оставаться бессловесным, каким он был всегда, задолго до впервые посетивших его людей. Вот тишину нарушили первые, еще сонные, крики птиц. Вот зашелестели кустарники поддаваясь чьим-то мохнатым бокам... По приблизившемуся журчанию и плеску воды стало ясно, что впереди нас ждет водоем, его шепот все сильнее выделялся из песни своего небесного побратима - утренней туманной мороси, так и не решившуюся перейти в дождь. Присутствие человека на этом альбоме скрывалось недолго - но его голоса, инструменты и извлекаемые из них мелодии выросли их общей картины так же органично, как мхи покрывают собой старые камни или как волны ласкают песчаный берег. И чем дальше, тем насыщеннее становилось повествование: вот мы уже в лодке, пересекаем озерную гладь, находя ориентир в стелющемся тумане только по бряцающим вдали колокольчикам; затем проступающие очертания острова внезапно пугают своей чернотой, а дальше началось нечто совершенно сверхъестественное - нас опутали сети шепотов и переливов, капли воды на листве превращались в лица, а утреннее солнце оказалось не в силах разогнать туман, который окутывал нас все плотнее...

Только пуская в ход полузабытые заклинания, извлеченные из родовой памяти и детских сказок, можно развеять наваждения, создающиеся затаившимися силами "Островов". Полностью вживаясь в полотна, сотканные проектом Мира Древо, можно прочувствовать интуитивно раскрывающуюся историю этой музыки. В спешке, на ходу, он покажется лишь набором перемежающихся звуков, в то время как Мира Древо своим дебютным альбомом уже доказали, что чего-чего, а поверхностной музыки от них ждать не приходится. На данной записи приняло участие три музыканта, и сделана она "вживую" в знаменитой "Галерее Экспериментального Звука" города Санкт-Петербурга. Звучание акустических инструментов переплелось с полевыми записями, привезенными с Ладожского озера и различными эффектами - от незамысловатого дилея, до витиеватых игр с зацикливанием отдельно выуженных из общего потока звуков. Сферы акустического гула и шероховатые всплески шума удерживаются в пределах "органичного" звучания, нисколько не нарушая природолюбивой красоты альбома. Как можно было уже понять из описания выше, одними пейзажами дело не ограничивается, и ближе к концу диска мы проходим магическое испытание на прочность, стараясь не заблудится в невероятном сгустке образов-наваждений, пытающихся сбить с пути, увести почву из под ног, "обвести вокруг пальца" - как говаривали раньше. Тем не менее, в конце нас ждет "хеппи-энд" - вихри миражей рассеиваются, шепоты духов уступают птичьим трелям, и в завершение мы слышим стихи, из которых понимаем, что день уже на исходе - на озеро спускается ночь, а мы по-прежнему стоим на берегу загадочного острова...

listen / buy
label page